Я — Сатурн

Я - Сатурн

Самые яркие события и встречи часто бывают случайными. Случайными, но от этого не менее ценными. А иногда даже и вовсе — судьбоносными...

Каждый астролог знает, с какими планетами связана его судьба. Вот и я тоже знаю, яжастролог! И именно как астролог авторитетно заявляю: Сатурн для меня — планета особая. Ну не могу я пройти мимо, хоть убей) Судьба у меня такая потому что...

И вот однажды совершенно случайно я встретила в Инстаграм девушку, которая ни с того ни с сего взяла да и написала рассказ под названием «Я — Сатурн». «Это судьба!» — подумала я. И сразу начала с ней дружить. Из корыстных целей, конечно — чтобы рассказ почитать. Иначе же можно от любопытства лопнуть! Или от неизвестности, что еще ужаснее.

И знаете что? И рассказ, и его автор мне очень понравились. Поэтому я решила поделиться с вами. А то вдруг вы тоже планировали от тоски по чему-нибудь сатурнианскому  лопнуть

Встречайте, Анна Лобова, «Я — Сатурн»

ПС: Основано на реально выдуманных событиях!

∞∞∞

Самая большая проблема в том, что моя планета — Сатурн. Я думаю, все дело в этом. И если вы мне хотите сказать, что это ерунда, то я вам отвечу: легко так говорить, когда ваш управитель — Меркурий, Венера, да хоть Марс. Но Сатурн… Тут даже не нужно ничего понимать ни в астрологии, ни в астрономии, вы просто вспомните — как он выглядит. Странная, устрашающая штука, окруженная мощными и загадочными кольцами. То есть, все планеты как планеты, кто-то меньше, кто-то побольше, кто-то — совсем далеко от Солнца — окей, но Сатурн с его кольцами, зловещий и суровый, закованный в вечные кандалы, он всем своим видом говорит: даже не вздумай ко мне приблизиться.

А меня угораздило родиться под его покровительством. Знаете, планеты — они как феи-крестные, могут подарить человеку много хорошего: Юпитер приносит с собой красноречие, Венера, конечно же, — красоту, Марс — силу и энергию. Сатурн — это планета старости. Планета, которая только и хочет, что без конца проверять вас на прочность и замедлять все, что только можно до тех пор, пока вам не стукнет девяносто.

Да уж, я чувствую себя ужасно везучей.

Из-за Сатурна — все мои неприятности. Точнее говоря — одна моя главная неприятность. Из-за Сатурна я до сих пор не замужем.

Когда мне было пятнадцать лет, я была очень романтичной (типично для Венеры в Стрельце), и я была уверена в том, что меня ждет невероятная история любви, какая-то очень особенная. Я так любила мечтать о ней, представлять разные варианты — какой же она может быть, что никуда не спешила — меня никто не звал на свидания, ну и что. Все было впереди. Я знала, меня ждало нечто особенное, не такое простое и обыкновенное, как у всех — не одноклассник и не сосед. Нет, что-то эдакое! Может быть, путешественник, который прибудет на корабле? Когда мне было двадцать, мама говорила, что все дело в том, что на филфаке совсем нет мальчиков, и это было правдой — в нашей группе их было два. Но справедливости ради — моим однокурсницам это не мешало находить приключения с парнями с юридического факультета или с эконома. «Обычно все знакомятся на работе» —  говорила мама — «Вот закончишь университет — увидишь!» Я была согласна подождать еще немного, в конце концов, вся жизнь впереди.

Полгода назад мне исполнилось тридцать четыре. Я даже не знаю, на что еще мне рассчитывать.

Я обращалась к профессиональным астрологам пару раз, а потом решила все изучить сама. Первый раз я пришла — по совету знакомой, она сказала, что никаких важных решений она не принимает без совета Таисии.

Таисия отвела меня на кухню, предложила чай. Я посмотрела на иконы возле хлебницы, на журнал с неразгаданным кроссвордом, на цветную прихватку, и согласилась.

Как ни странно, Сатурн Таисию не напугал, она сказала, что меня ждет счастливый брак.

— Брак не ранний.

— Это я уже поняла — сказала я.

Она улыбнулась.

— Но счастливый. Партнер по Солнцу — это большая удача.

После этого я еще лет пять верила в большую удачу, а потом вроде как перестала. Теперь мне просто интересно понять — где в моей натальной карте закралась ошибка, ведь партнер по Солнцу — это и правда везение.

— Был сегодня кто-нибудь интересный? — Спрашивает мама, когда  возвращаюсь вечером, после десятичасовой рабочей смены.

— Да как всегда.

— А тот, из департамента по туризму, не приходил? — Мама попробовала томатную пасту с кончика ложки — не много ли соли.

Я сняла туфли и опустилась на стул, вытянув ноги, закрыв глаза.

— По туризму?

— Или откуда он был, из малого предпринимательства?

— Так ему же лет шестьдесят.

Когда я открыла глаза, мама считала на пальцах.

Я работаю в кафе, каждый день туда приходит примерно сотня людей. Половина из них ходит изо дня в день — постоянные гости. Тот мужчина из департамента малого предпринимательства, о котором спрашивала мама, на прошлой неделе подвез меня домой после смены. Я работаю администратором — слежу за порядком в зале, обучаю официантов, разбираюсь с недовольными гостями, приглядываю, чтобы не тек кондиционер и чтобы не заводились тараканы. Хотя это больше головная боль кухни. На работе ношу обтягивающие юбки чуть выше колена и туфли на высоких каблуках — вот почему время от времени кто-то из гостей проявляет ко мне интерес, но ничего серьезного из этого не выходит.

Кафе «Бреймс» находится в хорошем районе, в новеньком бизнес-центре, наши гости в основном — приличные и даже — приятные люди. Поэтому моя мама все еще настроена оптимистично.

Но я-то знаю, что кольца Сатурна бренчат впереди меня.

Бывают дни, когда я думаю — ну и ладно. Я чувствую себя счастливой, когда получается хорошо отработать бизнес-ланч — без косяков и с хорошей выручкой, когда все официанты выходят на смену и никто из них не сообщает мне, что решил уволиться, когда бармен подает мне кофе в идеальной, маленькой, белой чашечке и гости говорят, что я прекрасно выгляжу.

Но бывают и другие дни, часто они складываются в недели, а пару раз длились и целый месяц. Дни, когда мне кажется, что я — неудачница. Вот и все, что можно обо мне сказать.

Я прихожу на работу к восьми утра, в девять мы открываемся. Час уходит на то, чтобы позавтракать, проследить, чтобы навели чистоту в зале, почитать свежую газету, посмеяться над гороскопом, который в ней печатают.

— Что там сегодня? — Спрашивает Александр — наш шеф-повар. Он приходит раньше всех и успевает приготовить нам завтрак на скорую руку. Я нахожу предсказание для Рака, Александр стучит ножом, нарезая помидорки-черри для омлета.

— Ракам сегодня нужно вспомнить — о чем они мечтали в детстве. Представится отличная возможность — вернуться к своим истинным намерениям — громко читаю я. — Саша, кем ты хотел стать в детстве?

Нож замирает.

Раки часто бывают занудами и перфекционистами. Ребята на кухне на стенку лезут от придирок своего шефа, но для ресторана — это то, что нужно. Раком управляет Луна.

— Я мечтал быть моряком и уплыть куда подальше.

— Не вышло? — Спрашиваю я.

Саша положил мне порцию горячего омлета с томатами, сыром и базиликом. Я подцепила вилкой яркий зеленый листочек и тягучий расплавленный сыр и нашла свое предсказание на день.

Я знаю-знаю, что эти гороскопы составляют словоохотливые журналисты, уж можете мне не рассказывать. Но от хорошего гороскопа настроение все равно улучшается.

Я закрыла журнал, доела свой завтрак и вышла в зал.

С официантами всегда проблемы. Чтобы вы поняли, я вам так скажу — работать с официантами — это все равно что постоянно быть под воздействием ретроградного Меркурия. В этой вселенной всегда что-нибудь да не так — одни решают уволиться ни с того ни с сего, другие не могут выучить меню целый месяц, третьи не прочь обобрать заведение, четвертые страдают неразделенной любовью, пятые не умеют общаться с гостями.

Вот и сегодня, стоило мне выйти в зал и заняться проверкой чистоты, как объявилась официантка по имени Оксана, выглядела она точно так, как всегда выглядят официанты с плохими новостями.

— Слушай, Мари, тут такое дело. Мне надо уйти.

— Прямо сейчас? — Спросила я.

Ну как бы да — Оксана засунула руки в карманы форменного передника

— Навсегда?

— Как ты догадалась?

Я же вам говорю — с ними всегда так.

— Мари, у меня кто-то тапки спер! Запричитал официант в полосатых носках, натянутых до колена, как зовут его, я, если честно, и не помню.

По утрам в кафе заходят сотрудники всех офисов в округе, чтобы взять стаканчик кофе или даже успеть перекусить. У нас отличное меню завтраков, кстати. Служащие министерств, правда, обычно едят свои утренние овсянки дома — им готовят жены, а вот свободные деловые женщины обожают забегать к нам по утрам. Например, Светлана.

Снимает солнечные очки и садится за первый столик.

— Мне как обычно.

Я передаю заказ Светланы новенькой официантке и слежу, чтобы та «забила» все правильно — манная каша с малиной, тосты, мусс из авокадо, морковный фреш и сливки и спрашиваю Светлану — как у нее дела.

Она раздумывает прежде чем ответить и говорит:

— Если честно — хреново. Я тут познакомилась с одним парнем. Ну как парнем — хихикает она — вообще-то он, конечно, давно уже взрослый человек. Мы познакомились на конгрессе, и, вроде бы место-то такое не подходящее, но, знаете, вот как будто искра — Светлана ударяет ладонями друг о друга — бамс! Я даже вздрагиваю. — Вот-вот — соглашается она — я и сама не ожидала.

Официантка приносит фреш и, проявляя задатки человека с тактом, тут же удаляется, а Светлана рассказывает, что было дальше. Ну а дальше там была страсть, длинные взгляды через бесконечные конференц-столы, торжественный ужин, поцелуи в такси и завтрак с обслуживанием в номере.

— Ну а потом он улетел в свою Москву, а я осталась. Пошла неделя — Светлана неловким движением ловит мою руку и быстро, смущенно отпускает — мне ждать уже нечего, да? Он не позвонит?

Я так растерялась, если честно, что не придумала ничего лучше, чем сказать:

—А кто вы по знаку Зодиака?

Светлана посмотрела на меня с надеждой и ответила:

— Я — козерог.

Кольца двух повстречавшихся Сатурнов на удивление нежно коснулись друг друга.

— Все будет хорошо — сказала ей я — сегодня Козероги повстречают свою любовь.

Пока идет бизнес-ланч у меня не так уж много времени, чтобы смотреться в зеркало. Точнее говоря — у меня его вообще нет. Единственная возможность проверить — не прилип ли у тебя к щеке укроп и не вылезла ли блузка из юбки, когда ты вкручивала лампочку в кладовке — это успеть взглянуть в большое мутное зеркало на выходе из кухни в зал. Его повесили после того, как одна официантка полчаса проходила со щекой, которую ей разрисовали, пока она вздремнула в гардеробе. Так вот я остановилась перед этим зеркалом, и посмотрела на свое отражение. Как понять — ты вообще — красивая или ничего особенного?

Я позвонила маме.

— Ну что там у вас? — Весело спросила мама, на заднем плане у нее шумела вода в ванной, как Ниагарский водопад.

— Да ничего, мам. Просто так. А ты, что? Стираешь?

— Стираю шторы! — Мама старается быть громче Ниагары — Выше нос, дорогая! Ты в каких сегодня туфлях?

Я смотрю на свою ноги, туфли у меня — красные, очень красивые.

— Извините, вы не могли бы мне помочь?

Я подняла глаза от журнала замены ковров (да, есть и такой — в него мы записываем знаменательные даты — когда из чистки привозят ковер, который лежит на входе и забирают старый) и была вынуждена ухватиться за край столешницы, потому что прямо передо мной, слегка подсвеченный лучами мягкого закатного стоял мужчина, о котором видимо, все эти годы знал мой гороскоп. Он улыбался.

— Я вас слушаю — сказала я.

Нет, конечно, я допускаю, что есть вопросы вкуса — кому-то нравятся блондины, кому-то брюнеты, одни западают на бородатых, другие с ума сходят по высокому росту. Но есть же красота — как непреложная истина. Так вот этот мужчина был просто красив. Какой бы ни был у вас вкус, на ком бы вас ни клинило — он был красив на 100 баллов по шкале из 100, и он улыбался.

— Вы здесь работаете? — Спросил меня он с таким неподдельным интересом и вниманием, как будто ему не терпелось узнать о моей работе побольше.

— Именно так — ответила я и закрыла журнал замены ковров.

— Замечательно. — Резюмировал он и, вдруг, взял мои руки в свои — это замечательно.

Кто-то из официанток прокрался мимо с вытаращенными глазами. Руки у него были большие и спокойные, как две огромные птицы.

— Помочь вам выбрать столик? — Спросила я.

— С удовольствием  — ответил он и вывел меня из-за конторки, за которой я томилась,  таким движением, каким кавалер выводит свою даму в центр зала для того, чтобы танцевать с ней вальс — какой же столик самый лучший?

— На мой вкус — вон тот у окна, если сидеть лицом ко входу, то открывается на редкость удачный вид на бар.

Он рассмеялся и сказал:

— Вашему вкусу я доверяю. И поэтому хочу попросить вас о помощи.

Мы шли через зал и официантки продолжали корчить удивленные лица.

— Конечно — любезно ответила я, покачиваясь на облаках его парфюма.

— Я знаю, что в это кафе приходит одна девушка.

В дальнем конце зала, там где стойка примыкает к стене и уходит в темноту, официантка выронила поднос с бокалами, и все кафе зазвенело.

— Ее зовут Светлана, мы познакомились неделю назад. Вы, может быть, ее знаете? Мне нужно устроить для нее сюрприз. Без вашей помощи, наверное, не получится.

Вымести все осколки ужасно трудно, потому что тонкое стекло бьется очень мелко, где-нибудь да заваляется острая и опасная «иголка», да еще и наша уборщица — Люся, не отличается орлиным зрением.

— Давайте-ка я сама, теть Люсь — говорю я и отнимаю веник.

Тетя Люся складывает руки на большом животе и не возражает.

Сатурн, покачиваясь внутри своих тесных колец, говорит мне: Вот видишь, все бывает. А ты не верила.

Я думаю — надо позвонить маме, и рассказать ей, как смешно получилось. Обхохочешься.

©Анна Лобова

Анна Лобова фотоАнна Лобова. Профессиональный копирайтер и специалист по PR.  Литературный энтузиаст, организовала Instagram библиотеку, за что получила звание «Человек года в сфере литературы 2018» по версии журнала НН.Собака.ru.    Наставник для начинающих авторов, организатор Книжного клуба и писательских курсов «Продолжение следует».    Мечтает оставить в истории след как писатель, популяризатор литературы и чтения.                                            Фанат астрологии, убежденный в том, что Солнце в седьмом доме — это удача, а брак будет поздний, но счастливый!
Блог в Instagram @anya_lobusya