Комета Птолемей

Я вижу себя огромной огненной кометой, летящей звездой.
Все останавливаются, показывают пальцем и шепчут в изумлении: «Посмотрите на это!»
А потом — фьють, и меня уже нет.
И больше они никогда не увидят ничего подобного и никогда не смогут меня забыть.
Никогда.

Джим Моррисон, американский певец

 

Иногда в истории случаются такие люди, которые в каком-то смысле переворачивают мир. При чем некоторые из них переворачивают мир совершенно определенно — так, что он уже никогда не будет прежним. Эзотерики верят, что появлению таких людей обязательно предшествует какой-нибудь выдающийся небесный феномен — Вифлеемская звезда, например. Скептики в этом отношении более суровы и материалистичны, но даже они не возьмутся спорить, наверное, что и сам человек иногда выступает в роли небесного феномена. Когда свет чьей-то жизни продолжает гореть даже после смерти — это ли не звезда?

Подобным светочем для зарождающейся науки однажды стал Клавдий Птолемей. Личность, о которой мы не знаем практически ничего. Ученый, который более тысячи лет вызывал праведное благоговение последователей и удерживал первенство в сфере объяснения небесной механики. Автор, прокомментировать работы которого хотя бы вскользь для многих уже считалось достижением. Величайший («аль-магисти») авторитет и реформатор в деле научного постижения Вселенной. Гений в области астрономии, математики, механики, оптики, географии. Но «милый дурашка» во всем, что касается астрологии (в этой части наследия исследователи стыдливо и снисходительно пытаются его оправдать). И наконец, человек, которого сквозь пыль веков и вопреки заслугам скандально обвинили в нечестности и плагиате.

Биография Птолемея — суть одна сплошная лакуна. Кроме его работ не сохранилось практически ничего, даже годы жизни не удалось восстановить достоверно. Однако кое-что про него все же можно сказать с уверенностью:

  • Клавдий Птолемей совершенно точно не принадлежит к царской династрии Птолемеев. Он просто тезка. Это утверждать можно практически наверняка — просто потому, что династрия эта прервалась еще до его рождения
  • судя по имени Клавдий, Птолемей был гражданином Римской империи
    фамилия же Птолемей, скорее всего, по имевшейся тогда традиции идет от места рождения: согласно некоторым данным, он родился Птолемаиде Гермийской (но это не точно, так как Птолемаид в Египте было несколько)
  • основную часть своей жизни Птолемей прожил в Александрии — провинции, которая была центром интеллектуальной жизни античного мира. Бесспорно, он имел доступ в знаменитую Александрийскую библиотеку. По свидетельствам Олимпиадора, при библиотеке Птолемей работал «сорок лет»
  • Клавдий Птолемей был материально обеспеченным человеком, но его происхождение и источники финансирования нигде не упоминаются
  • к астрономическим наблюдениям и исследованиям, предположительно, приступил в возрасте 27 лет (не иначе сатурнов цикл!)
  • Птолемей был плодотворным автором и оставил внушительное научное наследие. Его работы посвящены различным наукам, но наиболее значительный вклад он привнес в астрономию (трактат «Альмагест») и астрологию («Тетрабиблос»). По сути, в последовавшую примерно тысячу лет вся астро-традиция сводилась к комментариям Птолемея
  • синопсис своего великого труда «Альмагест» он решил вырубить на камне — так появилась «Канопская надпись» (датируется 146 или 147 годами). Каноп — это городок примерно в 25 км от Александрии, там была расположена школа, при которой жил и работал Птолемей
  • скорее всего, Клавдий Птолемей был нелюдим или малообщителен: у него не было помощников и соратников-коллег, не сохранилось также переписок, сведений об учениках. Возможно, среди современников ему попросту не было равных в плане эрудиции и образования. Или же он в силу каких-то причин вел отшельнический образ жизни
  • при этом следует отметить, что и на своих предшественников Птолемей ссылаться не любил, хотя с очевидностью активно использовал их наработки. В частности, знаменитый (но утерянный, к сожалению) каталог Гиппарха лег в основу его звездного каталога. Вполне возможно, что и геоцентрическая система Птолемея своими корнями также восходит к гиппарховому учению
  • Птолемей умер в глубокой старости там же, где и жил — в Канопе. Есть вероятность, что его уход из жизни связан с великой эпидемией чумы, охватившей Египет, Малую Азию и часть Европы, в 165 году н.э. Но это лишь одна из гипотез. По факту же смерть Птолемея, как и вся его жизнь, окутана тайной.

Птолемей признан одним из самых значительных ученых античности и практически последним подлинным представителем интеллектуальной традиции эллинов. Он рационализировал, систематизировал, очистил от мистицизма и подвел под естественно-научную базу астрологию. То есть фактически реформировал и вывел на качественно новый уровень. И целых полторы тысячи лет являлся в непререкаемым авторитетом в разделе наук о звездах — вплоть до самого Коперника с его космологической революцией.

Однако репутация Клавдия Птолемея все же не безоблачна. В 1977 году американским ученым Робертом Ньютоном (в его работе «Преступление Клавдия Птолемея») Птолемей был обвинен в подделке наблюдений и плагиате. И не совсем безосновательно — исследователи, действительно, находят у Птолемея некоторые несостыковки. Неединичные свидетельства утверждают: Птолемей отдавал приоритет теории, а не наблюдениям. И неудобные факты иногда «подгонял» в угоду стройности размышлений. Была ли эта подделка сознательной — вопрос открытый. Но вот упрек в несоблюдении научной этики в плане цитирования и авторского права откровенно несправедлив, это явный анахронизм: конечно, не было на тот момент еще никакой научной этики, да и представления об индивидуальном авторстве в науке сформировались гораздо позже. Словом, работа Роберта Ньютона была встречена научным сообществом весьма неоднозначно и, скорее, негативно. Название у книги, безусловно, громкое, но вот аргументы его в большей степени эмоциональные, чем рациональные.

Разгоревшийся вокруг имени Птолемея скандал (или все же это был скандал вокруг имени Роберта Ньютона?) в очередной раз возвращает к мысли о том, что и современная наука о звездах навряд ли возможна без должного осмысления птолемеевского наследия.

Комета Птолемей, только лишь вспыхнув однажды в небе, явила собой череду великих научных открытий, оставшись нераскрытой тайной сама по себе. А след от нее — глубокий, ровный, и кажется, кроваво-красный — будоражит умы фанатов неба до сих пор, спустя почти две тысячи лет.

Вот что значит «гореть».